WWW.ANARH.RU



СОРВУТ ЛИ ЕВРОПЕЙСКИЕ СТРИТФАЙТЕРЫ ПРИХОД ПОЛНОГО МИЛЛЕНИУМА?

   О том, что в Лондоне 18-ого июня 99-ого произошли молодежные беспорядки, стоившие району Сити более 3,5 миллионов долларов, известно в этом мире всем, кто более или менее регулярно смотрит новости. О том, что их организовали "Глобальное Действие Людей" и "Возвращение на улицы", известно только тем, кто внимательно следит за внепарламентскими организациями Европы. О том, что подробный сценарий этих бесчинств был опубликован организаторами заранее, в Интернете, сразу на нескольких лево-радикальных сайтах ("Приглашение к бунту 18-ого июня"), полиция старается cтыдливо умалчивать. О том, кто стоит за всем этим и что этому предшествовало, в России не знает никто.

   А события, между прочим, имели аналогичное продолжение перед самым 2000-ым рождеством, и на этот раз не только в Лондоне, но и в Сиэттле, и недавно снова аукнулись в Давосе, где несколько сот левых стритфайтеров (около тысячи были остановлены полицией прямо на вокзале и в поезде, следовавшем из Цюриха, но это не застраховало устроителей всемирного экономического форума от еще одной "нелегальной колонны", которая прибыла в Швейцарию заранее, под видом туристов-лыжников) пытались сорвать визит Клинтона, раздолбили несколько "Макдональдсов", в итоге было тяжело ранено четверо полицейских и задержано три десятка стритфайтеров. Ирина Хакамада, наблюдавшая давосские беспорядки из окна конференц-зала, публично удивлялась, почему в них участвует так много молодежи? Читать надо, Ира, лозунги. "Стиральная машина для грязных денег" -- повесила "молодежь" огромный транспорант на твою давосскую ограду.

   Но вернемся к самым пока массовым в 99-ом году, июньским столкновениям: аналогичные "марши против капитализма", предложенные "Глобальным Действием", прокатились восемнадцатого (день встречи боссов империализма в Кельне) по сорокапяти странам мира. Далеко не везде праздник был столь впечатляющим, в некоторых столицах (Москва не участвовала вовсе) обошлось пикетами у самых хищных банков или красочными антибуржуазными шоу, закончившимися арестами нескольких зачинщиков. Однако в Рио, Риме, Берлине, Мехико, Афинах, улицы были плотно застелены слезоточивым газом, полицейских сбрасывали с коней, супермаркеты поджигали, стены расписывали и т.д. и т.п. И все-таки центром компании был Лондон, где из разбитых окон Фьючерсной биржи выбросили все компьютеры, во время удачного штурма главного автосалона "Мерседеса" неисправимо пострадало несколько десятков автомобилей (калечили технику арматурными прутами и молотками), до тла сгорело несколько "Макдональдсов", а там, где поджечь эти символы гастрономической экспансии США не удавалось, чтобы парализовать работу закусочных, десятки людей приковывались наручниками к столикам и прилавкам, и непрерывно свирестели в свистки. На ничего уже не обозначающих вывесках к слову "Макдональдс" дописывали "здесь был". Результат: перепуганная и вопиющая буржуазия, шестьдесят раненых, из которых 18 — полицейские, а остальные — демонстранты.

   Что необходимо знать об идейных вдохновителях? Крис Гримшоу, двадцативосьмилетний оксфордский выпускник, автор нескольких научных работ по социологии поведения малых групп и сект, издатель журнала "Следим за корпорациями". Поклонник Хаким Бея, Ноама Чомски (из действующих) и Тони Негри (из классики). Именно он заварил всю эту кашу, являясь неформальным лидером и "Действия" и "Возвращения". Очень любит французскую сюрреалистическую поэзию. Любимое четверостишие: "Самые шикарные памятники это дороги/ Дороги из серого тяжелого гравия/ Из гравия, которым мы заткнем глотки всем стукачам планеты"(Морис Бланшар).

   Учился не только в Оксфорде. Заинтересовавшись политикой уже после холодной войны и перестройки, участвовал в 92-ом году в Лондонских беспорядках против нового Билля о правах, когда небольшой анархистской группе "Class War" удалось увести из под контроля организаторов огромный марш троцкистов, "зеленых" и геев и столкнуть эту толпу с полицией, а так же взять штурмом часть Сити. Потом были акции "Возвращения на улицы" по всей Европе. Они выбрасывали тонны мусора перед офисами "Сименс" и "Майкрософт", взламывали асфальт и залезали на деревья, чтобы оттуда разбрасывать компромат на биг-боссов капитализма, разоблачали в журнале Гримшоу профессиональную ложь большой прессы и тех, кто спонсирует эту ложь. Совместные действия профсоюзов, безработных, художников, у которых нет мастерских, и музыкантов, играющих некоммерческое техно, против строительства в Лондоне огромного, бессмысленного и помпезного мемориала, посвященного наступлению третьего тысячелетия (знаменитая компания "факинг миллениум"), тоже были срежессированы не без участия "Глобального Действия Людей".

   Год назад "Гримшоу и его банда" (иначе представители политического истеблишмента, даже самые марксиствующие из лейбористов) Британии о нем не отзываются) созрел для нового, по-настоящему глобального действия. Именно тогда был опубликован в Интернете и вообще начал активно обсуждаться (хельсинская конференция "Действия") в среде новых европейских радикалов план штурма лондонской "квадратной мили" т.е. Сити.

   Практическим разработчиком плана был другой молодой ученый и ближайший соратник Гримшоу, член "Возвращения на улицы" Саймон Льюис. Он моложе Гримшоу на три года, специализируется в области биологии (групповой метаболизм растений, грибов и морских колоний). Кембриджское образование. На носу защита докторской диссертации по амазонским лесам. Увлечения: дикий одиночный туризм в труднодоступных регионах, дохристианские европейские культы и . . . конечно же, политика прямого действия. Первый опыт столкновения с системой: стихийные беспорядки в Стоунхедже, где Льюис, в 98-ом году вместе с активистами "церкви друидов" встречал, согласно правилам выбранного культа, самый ранний рассвет года, но полиция, относившаяся к друидам скептически, попыталась воспрепятствовать их ночному собранию и рассвет осветил серьезное (более тысячи человек с обеих сторон) побоище на древних камнях неолитического календаря. Именно Льюис создал подробный, учитывающий все мелочи, от частоты движения машин до быстроты реакции охраны в супермаркетах, план штурма "квадратной мили", который блестяще удался. В штурме участвовало, по данным полиции, до шести тысяч человек, они действовали слаженно, четыремя колоннами и десятком мелких, вооруженных рациями, групп, отсекали улицу за улицей, врывались в магазины и офисы одновременно и с парадного и с черного входов, передвигались по крышам, прыгая со здания на здание при помощи резиновых (альпинистских) навесных лестниц.

   Сейчас их проект насчитывает больше сотни групп поддержки по всему миру. Участвуют самые разные люди: от активистов-экологов, до мистических анархистов, синдикалистов или служителей неугодных глобализму культов. Спецслужбы зарегистрировали и придали огласке их планы: превратить первый день третьего тысячелетия (имеется в виду 2001-ый, а не 2000-ый год) в сутки протеста, сопровождаемые где-то захватными стачками, где-то разгромом материальных символов империализма, где-то информационными деверсиями в прямом эфире, а где-то и прямыми столкновениями с властью, в зависимости от специфики региона. Но главная акция опять-таки планируется в Лондоне. Это оккупация и ритуальное разрушение того самого, все-таки построенного мемориала, посвященного миллениуму. Впрочем, более внимательные теперь спецслужбы, подозревают, что идея с первым днем тысячелетия подставная, специально разработанная для прессы, отвлекающая от настоящего более секретного сценария и удар в самое сердце глобализма последует чуть раньше или чуть позже, когда никто как раз не будет к этому готов. Настоящие радикалы не повторяются. Во всяком случае, полемика по этому поводу в евро-американских газетах и на ТВ сама по себе является победой, потому что заставляет задуматься многих читателей и зрителей о смысле и качестве происходящей вокруг социальной жизни. Лишним доказательством того, что вся "утечка" про день миллениума есть не более чем "обман.движение" радикалов, послужили опять-таки неожиданные органами правопорядка массовые выступления декабря 99-ого в Лондоне (захват вокзала на несколько часов, честное слово, по-ленински) и в Сиэттле (дошло до строительства баррикад, которых этот город не видел никогда).

   Для многих участников это скорее новый, экстремальный, политизированный вид спорта, который никогда не скупят боссы от "здорового образа жизни". Для других безусловной целью является возникновение в странах "золотого миллиарда" нового радикального субъекта, который мог бы взять на себя вначале критическую, затем протестную, и, наконец, революционную, функции. В отличие от "детей 68-ого", всевозможных автономов, хаотов и классических анархистов-догматиков, новые радикалы Европы настроены более практически, скептически, жестко и, как бы это сказать, менее гуманитарно. Идеи "культурной революции", ситуационизм, леттризм, постструктуралистскую критическую традицию социального феминизма они, само собой, знают, но используют все эти прибамбасы больше для прикрытия, для обеспечения себе интеллектуального алиби в среде более старших интеллигентов и редакторов газет с битническим прошлым.

   В их кругу культивируется не маргинал, порвавший все связи с обществом поэт, всегда готовый к суициду, но молодой, вписанный в жизнь партизан, своего рода агент, действующий от имени предстоящей антиглобалистской революции. Ценится технический навык, мобильность, способность к концентрации и самодисциплине, информированность и готовность переключаться с языка одних общественных групп на другой т.е. те качества, которые находились в загоне у прошлых, "психоделических революционеров". Не смотря на такой общественный рационализм новые непримиримые более терпимы к религии и мистицизму, нежели их предшественники, они больше не считают любой культ народным опиумом, расшифровывают язык мифа и ритуала как "не уступающий аналитическому способ метафорической передачи информации, важнейшей для жизнедеятельности социума" и активно участвуют в неортодоксальной религиозной жизни своих стран (речь идет не только об антибуржуазном нью-эйдже, но и о растаманстве, теологии освобождения, а так же о социалистическом исламе). Они умеют считать и вовремя приходить на "стрелки", не испытывают эйфории перед наркотиками, свальным грехом и делезовской тарабарщиной. Цинизм по отношению к большинству прелестей современного мира искупается у них фанатизмом в области избранных "антиобщественных" целей и задач. Короче, поколение новых радикалов, пришедшее наконец на смену женственным и инфантильным "новым левым", наконец- то перед нами, и оно нравится нам гораздо больше, нежели те, кто готовил их приход.

   "Наше движение унаследовало поведенческую и мировоззренческую раскомплексованность выступлений 60-ых" — пишет Гримшоу всем интересующимся — " но в работе мы однозначно напоминаем скорее Коминтерн, каким его создавали Ленин, Радек и Люксембург, только без удушающего догматизма. Наше время не настало и не настанет завтра, но наша работа самая важная сейчас, готовить плацдарм для более глобальных выступлений против глобального же врага, выступлений, ведущих от ритуального протеста к необратимым изменениям".

   А пока на общеевропейском фестивале некоммерческого кино "Метрополис" первое место в номинации "невозможно забыть" досталось документальному фильму, смонтированному из показаний видео-камер, фиксировавших подробности июньского бунта в офисах, супермаркетах и кафе. Впрочем, активистов, сочувствующих Гримшоу, сегодня можно видеть не только в этом, довольно криминальном, видео. Они снова на улицах: агрессивно пикетируют стокгольмскую встречу памяти жертв холокоста (январь 2000-ого), намекая на то, что "фашизм" не остался "там" и продолжается во-многом благодаря усердию тех, кто и собрался поминать "холокост", страсбургские сессии европарламента (январь 2000-ого), перекрывают автобаны для всех, спешащих на давосскую сходку (январь 2000-ого). Выводят из под контроля устроителей венский митинг объединенных левых, протестующий против участия неофашистов в австрийском правительстве, чтобы превратить его (митинг, а не правительство) в большой уличный позиционный бои, продолжающийся несколько дней (февраль 2000-ого). Выглядят очень убедительно.

Алексей Цветков

Rambler's Top100

Error: Incorrect password!
Error: Incorrect password!
Error: Incorrect password!