WWW.ANARH.RU



ДЭВИД ЛИНЧ
“ШОССЕ В НИКУДА”, 1997

   Линч остался в рамках своей излюбленной "мистической" темы: в фильме опять появляется пурпурный занавес - цитата из Твин Пикс, который авторами-республиканцами часто комментировался как аналог "железного" т..е. коммунистического барьера между двумя массовыми сознаниями, с чем сам режиссер спорил, утверждая что речь идет о "красном вигваме", генетическом комплексе вины потомков белых завоевателей перед миллионами истребеленных и жаждущих в американской истории отмщения индейских душ. В отличие от "классиков" интеллектуализма, типа Бертоллучи или Годара, Линч демонстрирует абсолютно современный метод создания кино. Клиповый монтаж, в котором Линч манипулирует "киномусором" - засвеченными и нерезкими кадрами: метафоры пограничных состояний, настолько растяжимых, что позволяющих даже, в полицейском участке, превратить одного "подозреваемого" персонажа в другого, "чистого" перед законом, как, при такой "конспирации", не вспомнить традиционное марксистское определение феномена индивидуальности как довольно-таки случайного узла общественных связей, воспоминаний и навыков? Тактика Линча сочетает в себе одновременно перформативную интенсивность Голливуда и его интеллектуальную критику. Но зрительным стержнем этого фильма является, конечно, хичкоковский саспенс, разлитый по всему фильму и вызывающий у потребителя чувство абсолютно немотивированного ужаса. "Немотивированное" же, как мы помним из Вильгельма Райха, есть "скрываемое" от себя, а "скрываемое от себя" расшифровывается как социально нечистое, поставленное на насилии и вопреки тому или иному человеческому желанию. Этот ужас усиливается по мере развертывания сюжета.

   Там, где воспитанный на Абуладзе интеллигент-демократ привык видеть притчу, Линч развертывает не подвергающуюся вербализации алогичность и абсурдность. Единственная зацепка любителям притч и аллегорий дается во фразе самого ужасного героя фильма - старьевщика, больше похожего на колуна-убийцу, живущего на обочине шоссе в заброшенной хибаре: "Мы с Вами уже где-то виделись". Эта фраза, с которой начинается знакомство со Смертью, сообщает фильму притчевое измерение, впрочем, настолько замутненное алогичностью сюжета, что любители простых объяснений и эзотерических интерпретаций будут обескуражены.

   Интенсивность развертывания событий переводит поэтику Линча в иное качество: из телеэстетики мыльных опер с "сюрреалистическим" юмором в настоящую современную кинематографию, понять и ощутить которую можно только в кинотеатре и нигде больше, ведь кинотеатр одно из тех последних мест, где люди собираются по собственной воле. Вы можете не ходить туда. И тогда однажды утром у вас на пороге обнаружится та самая, кошмарная видео-кассета, с которой и начинается фильм.

А.О. – А.Ц.

Rambler's Top100

Error: Incorrect password!
Error: Incorrect password!
Error: Incorrect password!