WWW.ANARH.RU



Хранители Радуги - 12 лет лагерей

"Человек находится в утробе гигантской машины,
созданной для того, что бы уничтожить его".

(Эрнст Юнгер)

Хранители Радуги - 12 лет лагерей"Rainbow Keepers" - название небольшого судна экологов, на котором они пытались помешать Де Голю осуществить проведение первых ядерных испытаний на аттоле Мороруа. Судно было потоплено французскими военными кораблями, но с этого момента стало флагманом движения радикальных экологов во всем мире.

Неформальная окружающая среда

В те времена, когда Союз Нерушимый казался неколебимой данностью, модно было быть против, деревья были большими, а на Советских улицах появилось столько же неформалов, сколько памятников Ильичу - главным легальным прикрытием, обоснованием осмысленного антисоциального поведения стала Экология. Не состояние окружающей среды, об этом тогда еще мало кто задумывался - но разрешенная политическая идеология. Увиличивающаяся с каждым днем армия советских панков, хиппи, анархистов и металистов, представлялась в своей основе все-же не "отбросами общества", как на Западе, а детьми из благополучных семей учительницы и инженера. Многим не хотелось быть против просто так. Лучше все же быть против за что-то. Экология стала одним из удобных явлений, за которое можно быть против всего остального - системы, капиталла, индустриализации, денег - "Источник и сущность нашего богатства даются солнечным излучением, которое расточает энергию - а значит, богатство безо всякой компенсации. Вся жизнь проистекает из странного изначального расточительства, которое тождественно Солнцу, и поэтому жизнь просто обязана протекать так же блистательно, как солнечное сияние" (Г.Бергфлет). В предвкушении блистательной жизни неформальная среда с интересом и надеждой поглядывала на среду окружающую. Запад поглядывал на Восток.

Хранители Радуги - 12 лет лагерейЗародившись в среде оставшегося без присмотра, вмиг обездоленного Советского социума, международное экологическое движение Хранители Радуги стало вовлекать в свои ряды именно неформальную молодежь, как наиболее соответствующую осуществлению "зеленой борьбы" массу. Изначально контролируемое анархо-экологистами Запада в России они, видимо для чистоты анархистского эксперимента, официально не зарегистрированы и существуют в форме неформального движения, как хиппи или панки. Это неформальный проект. Простой для понимания, но одновременно с этим - достаточно радикальный.

Самый третий экоанархизм

Идеологоическая составляющая движения почти полностью содержится в текстах таких людей как Андрей Горц и Мирей Букчин (его "Экоанархизм" - книга основных текстов - библия Хранителей Радуги). В России продолжателем дела Горца-Букчина стал Сергей Фомичев, который с 90-го года на деньги западных организаций издает анархо-экологистский журнал "Третий путь". Так же называется его издательство. Естественно, ни к Никишу, ни к Устрялову, ни к Юнгеру, ни к другим идеологам Третьего Пути, из за узости представления об идеологии как таковой (в чем можно будет убедится далее) это отношения не имеет. Скорее лингвистический казус. Может потому, что для них существует только два пути - это Коммунизм и Капитализм. Ну и конечно - Экоанархизм, хотя, это уже "третий путь". Все остальное - ересь, фашизм и прочие кошмарные вещи. Откровение от ХР вкратце выглядет примерно так: Мир стоит перед угрозой экологической катастрофы. Но экокатастрофа - это не есть необходиый элемент развития цивилизации. Без нее можно обойтись. И нужно. К экокатастрофе ведет капитализм, транснациональные корпорации, общество потребления, которое корпорации "подогревают" при помощи СМИ и т.д. Они заставляют потреблять людей все больше, требовать все лучшего качаства, а это, рано или поздно, приведет к самоубийству человечества. Чтобы избежать такого самоубийсва, нужно перейти к социалистическим, а лучше к анархическим типам взаимодействия. Когда рост потребления остановится, люди будут заниматься больше духовным развитием и совершенствованием сознания, вот тогда-то и не станет капиталистов. Анархо-коммунистическая мечта, которая формируется вокруг идеи экологической катастрофы. "Если не будет по нашему, то не будет никак".

Хранители Радуги - 12 лет лагерейНо не смотря на внешнюю общность целей, одни зеленые, оказывается, все же более зеленые чем другие, а в связи с этим и пути спасения предлагаются довольно различные. Хранители Радуги просто не переносят всемирно известную экологическую организацию Гринпис. И есть за что. Последний уважает частную собственность, старается не нарушать закон, проводит по мнению радикальных экологов чисто декоративные, демонстративные акции. В отличии от Гринписа у Хранителей Радуги мало денег, им "побоку" частная собственность, они левые, агрессивные, за анархо-экологическую революцию, против индустриализма, капитализма, глобализма. Гринпис - это неповоротливый и малоэффективный медийный монстр, жирно сочащийся деньгами. Он только отвлекает от подлинной экологической борьбы, представляя все это только как зрелище для ожиревшего сознания буржуа.

Столица отечественных Хранителей Радуги находится в Нижнем Новгороде. Сергей Фомичев, наш вариант Мирея Букчина, два года назад выпустил книгу "Разноцветные Зеленые", которая является идеологическим манифестом, популяризацией и адаптацией идей Букчина под российский менталитет. "Нам нужна экологческая революция, которая не может не быть социальной. Если человечество не хочет погибать, должно принять наши, иные совершенно принципы развития". Фомичев живет в Нижнем Новгороде, где создал институт. Сам его зарегистрировал, набрал туда всех своих друзей в качестве сотрудников и "Третий путь" весь там же. В Москве движением предводительствует Максим Кучинский. И вообще, что идеология? Главное в экологическом движении все же прямое действие, революционная борьба, радикальное сопротивление. Остальное "идеологический треп", да и не стоит о грустном.

Здесь изготавливают Смерть

Хранители Радуги - 12 лет лагерейПонятно, что ни панков, ни анархистов нельзя назвать организованными людьми. Тем более российских. Однако и здесь кадры решают если не всё, то очень многое. Наличие небольшого числа решительных и очень хорошо подготовленных во всех отношениях, идейных экологов, начитавшихся Букчина, превращает хаотичную массу панков и неформалов в эфективно действующий, довольно слаженый механизм. Именно поэтому, до сегодняшнего дня все акции Хранителей Радуги, количество коих перевалило за сотню, проходят на удивление организованно и эффективно.

Их группу можно было наблюдать на крыше министерства атомной промышленности с огромным транспорантом "Здесь изготавливают смерть". В 95-м году 20 человек приковались наручниками к администрации президента. Хранители заблокировали (по крайней мере они сами так считают) проект высокоскоростной магистрали Москва-Питер, против которого были настроены крайне агрессивно. Когда строительство только начиналось, они пригрозили, что будут ломать технику, нападать на строителей и т.д. Причем, когда они так говорят, то значит, что так они и будут делать. Эти люди - "безбашенные", если сказали то сделают. Сказали сожгем все трактора - значит сожгут.

Иногда ими проводятся локальные акции. Например шипование лесов. Обычно приезжают куда-то, где нельзя по их мнению вырубать леса, где редкие породы деревьев и осуществляют в этом месте шипование. Надо справедливо признать, что это очень трудоемкое занятие и требует значительных физических затрат. Но, тем не менее, они много раз это проделывали и продолжают до сих пор. Несколько раз ездили ошиповывать тайгу. Покупают гигантские гвозди, приезжают в нужное место и изо дня в день забивают эти гвозди на уровне спила в деревья, вдоль ствола. После этого предупредительно оставляют табличку: "Лес ошипован!" и уезжают. Приезжают рабочие: "Ладно, ошипован..." - пила летит на первом же дереве. У Хранителей Радуги есть такой миф, что все, против чего они боролись было закрыто. На самом деле это не совсем так. К примеру, они боролись против Запорожского коксохима - и он действительно ушел на реконструкцию после этого. Но сейчас он работает.

Это очень романтичные люди, в отличие от многих и многих экологических организаций, которые сидят в Москве, изо дня в день повторяя, что мы, дескать, за экологию. Летом Хранители Радуги собирают по России всю неформальную братию, и отправляют в экологические лагеря, давая возможность каждому желающему поработать на благо окружающей среды.

Все в лагеря!

Почти достоверно известно (хотя это и не афишируется), что Хранители получают гранты от разных западных организаций. За то злые языки обвиняют их в том, что они, дескать, за вражеские деньги разрушают нашу промышеность и ведут прочую подрывную деятельность против отечественного производителя. На те же средства они издают одноименную газету, причем реально очень маленьким тиражём, хотя пишут тираж гораздо больший, а потом втирают своим западным патронам, вот куда, мол, деньги ушли. Численно Хранители Радуги весьма постоянны. Они не увиличиваются и не уменьшаются. Костяк организации - это очень небольшое количество людей. Остальной состав - сезонный, набираемый на период летних экологических лагерей, которые устраиваются ежегодно. Именно летом и разворачивается основная экологическая борьба. Все в лагеря!

Надо сказать честно, что из всех, кто туда едет, только процентов 10 это анархисты. Остальные участники рекрутируются из числа вольношатающихся без дела неформалов - панки, растаманы, металисты, студены, которым бесплатно предлагается скататься в увлекательный туристический тур по России с палатками, кострами, пением под гитару, да и с пользой дела. Побороться за экологию, залезть на высоту башенного крана с черным флагом и ещё масса других, не менее увлекательных вещей.

Лагерь, как и положено, представляет из себя палаточный городок, разбиваемый неподалеку от того объекта, который нужно закрыть. Обычно достаточно хорошо организован. Каждый вечер проводится общее собрание, на котором решается что делать, какие проводить мероприятия. При этом пытаются все консенсусом решать. Всегда меньшинство, которое против, имеет право не участвовать. Анархистский принцип - не демократический. Если кто-то считает, что нужно идти пикетировать не это здание, а какое - либо другое, то большинство с этим соглашается: "...хорошо, вы идёте пикетировать другое, а остальные это". Никто никого ни к чему не принуждает, главных нет. Больше всего из-за этого расстраиваются милиционеры, когда в лагерь приезжают:
-Кто главный?
-У нас главных нет.
-Кто главный, с кем разговаривать?
-Разговаривайте со всеми.
Это всегда обескураживает и просто ставит в тупик. Тем более, что так оно и есть, это идеология.

В лагере запрещены наркотики и алкоголь, и это почти всегда соблюдается. Любого человека могут "повинтить" и сказать, что он был пьян, что это тусовка алкоголиков и наркоманов. В таком случае сразу теряется весь смысл и праведность проводимой акции, что может повредить имиджу. И все же бывает, что кто нибудь, изредко, может упиться, но это потом всегда обсуждается на собрании: "Вчера товарищь такой-то ужрался, это очень плохо. Да, могли всех нас из-за него одного...".

Состав лагеря обновляется вахтовым методом. Участники приезжают недели на две, а через две недели им на смену приезжает следующая партия. Полтора месяца без перерыва этим невозможно заниматься.

Обычно лагерь длится полтора - два месяца. Подразумевается, что он длится до победы, но на самом деле это не так. В сентябре он в любом случае сворачивается. Холодно, жить в палатках невозможно. Кормить всех надо, билеты оплачивать. Дорога и содержание уастников оплачивается за счет гранта.

"Одессея" команды ХР

Но все же самым богатым на события и важным, с точки зрения последствий, можно назвать Одесский лагерь. Это был поселок Южный, недалеко от Одессы, у моря - так называемая Одесская Банка. В этой Одесской Банке размножается огромное количество всего того, что потом живет в черном море. Если там построить нефтетерминал, как это собирались сделать украинские власти, то для черноморской фауны последствия могут быть самыми тяжелыми. Но украине нефтетерминал был нужен позарез. У них очень мало нефтетерминалов, а украинские власти хотели турецкую нефть у себя складировать. По сути, для окружающей среды это самоубийственный проект, огромное нефтяное море, которое они хотели там сделать в нарушение всех законов и международных конвенций.

Тут стоит отметить, что ХР всегда мотивируют свои действия десятками законов, деклараций и конвенций. У них есть свои специалисты, которые всегда могут помимо того, что они за анархию и революцию, любому чиновнику и любому журналисту выложить пачку аргументов, почему нельзя строить, почему нужно закрыть то или иное производство, потому что заповедник, потому что у нас то подписано, сё подписано. Они очень вьедливые, что касается документального обоснования и это еще одна сторона их деятельности. Всегда все подтверждено. Биологически и юридически. Среди Хранителей очень много биологов, людей с биофака, помешаных на экологии, которые все подробно могут рассказать, какие вещества во что превращаются, какие организмы гибнут. Поэтому то, что именно в этом месте и именно по этим причинам произойдет экологическая катастрофа - они обьяснят просто на пальцах.

В 40-ка километрах от Одессы, у моря, где с одной стороны дикое поле, а с другой стороны скалы, к тому моменту уже появилась стройплощадка по возведению нефтяного терминала. Обычно, местные активисты тоже присоединяются. Так было и в этот раз, участвовало много украинцев. Сначала было проведено, как и всегда, пикетирование и осведомление населения о происходящем. Группа активистов отправилась в поселок Южный, а затем в Одессу, для проведения разъяснительной работы. Ходили по Деребасовской с плакатами, листовки раздавали, обьясняли, что нефтетерминал строить нельзя, что он все погубит, вы все умрете, здесь будет очень плохо... По началу, когда проходило пикетирование, власти реагировали очень вяло, пикетируйтете, мол, сколько вы тут просидите. В этот момент в Одессе как раз проходила кампания по выборам мэра. Дейстующий мэр помалкивал, дабы не выглядеть врагом природы, а второй, основной конкурент действующего мэра поддержал закрытие строительства. "Какой еще терминал" - кричал он возмущенно - "Они хотят все море нам испоганить!".

Период пикетов продолжается, обычно, где-то неделю, журналисты собираются, всем интересно. Потом происходит резкая радикализация и начинается более героический период. В Одессе он ознаменовался захватом стройплощадки.

Одним прекрасным летним утром стройплощадка в Одесской Банке была захвачена Хранителями Радуги. Несколько десятков активистов полностью блокировали проведение строительных работ, залезли на раскачиваемые ветром стрелы башенных кранов, размахивая черными знаменами с их высоты, окупировали кабины бульдозеров и экскаваторов, перегородили дороги и подъездные пути, закрылись во всех кранах, на плиты сели, приковались везде, где только можно. Работать на площадке стало невозможно. Пришли рабочие: "...ну, значит работать не будем, пойдем отсюда". Приезжало телевидение, снимало.

Когда идет информационная часть, власть часто даже выказывает поддержку. Но когда начинается блокирование стройплощадок, тут уже власть становится резко против, вся система обьединяется - это экстремизм. Захватывать стройтехнику - это слишком, только через суд. Всё только в судебном порядке. Ситуация на Одесской Банке, как и во многих других случаях стала развиваться путем дальнейшей радикализации, т.к. ХР считают себя организацией революционной, которая не останавливается не перед чем, разве что только не убивает никого. Считается, что убивать - это "западло". Убивать людей не по анархистски. Все остальное в принципе можно.
Ночью приехал ОМОН, и ничего не обьясняя начал всех молотить дубинками, выдергивать палатки, громить и крушить лагерь. Но в том то и проявляется вся серьёзность намерений этих людей, что убрать их очень трудно. Они вновь и вновь собираются, как ртуть, и все начинается сначала.

Захват

После такого акта вандализма со стороны властей было принято решение вынести протест за рамки лагеря, где все происходящее имеет ограниченый общественный резонанс. Несколько человек было отправлено в Одессу для того, чтобы выявить все обьекты, имеющие отношение к этому строительству. Нашли самый главный обьект, управление какого-то треста, двухэтажный особнячёк и решили его захватить. На первом автобусе приехали в Одессу, человек 50. В лагере осталось 20.

50 человек, рано утром окружают этот особняк, который охраняется одиноким сторожем. Основная часть заходит внутрь: "Пожалуйста, всем покинуть помещение, особняк захвачен, мы движение Хранители Радуги, требуем..." Причем такие вещи у них никогда не делаются просто так, безрассудно и на авось. В этот момент в Одессу как раз приехала комиссия, которая должна была в Киев отвезти доклад, вредно или не вредно строить терминал. "...мы требуем встречи с комиссией, мы будем держать особняк, пока комиссия с нами не встретится". У них всегда все, на самом деле, продумано. Требовать закрытия стройки взамен освобождения особняка - это не конструктивно. Конструктивно требовать чего-то действительно реального и делать это эффектно. Двери, окна, решетки, балконы были забаррикадированы, на крыше вывешено черное знамя. Все служащие ушли, единственное, кто никак не хотел оттуда уходить, это тетка, которая мыла полы. "Тетка, виш баррикады везде, тебе пора уходить". "Не, ребятки, мне домыть еще тут надо, начальство мне потом даст, боррикады ваши, если я тут не домою, хоть вы тут стройте, что хотите, хоть не стройте, я тут домыть должна". Сложнее всего было ее эвакуировать.

Особняк был захвачен целый день. Сначала приехал "Беркут" по борьбе с терроризмом. На автобусах, со стреляющими газом ружьями. Вывалили из автобусов, окружили здание, просто боевик какой-то. Когда они сломали дверь, все уже сидели в главном зале, сцепившись друг за друга. "Пять минут вам даем, потом будем газом вас выкуривать". Никто даже не шелохнулся: "Не - не, встречу с коммисией, вот наши требования...".

Дело в том, что защищать баррикаду - это статья. Строить ее - не статья. Это тонкости, которые надо хорошо знать, все Хранители перед акцией проходят юридический инструктаж.

Антитеррористам было резонно заявлено, что без санкции прокурора они не могут применять силу и газ против невооруженных людей. Те почесали затылки, ладно, вызвали одесского прокурора. Приезжает прокурор: "Что такое у вас здесь творится". "Вот мы захватили особняк, требуем...". Прокурор очень умный человек оказался. Выслушал, "...все правильно вы говорите, сидите тут сколько хотите, я сейча "Беркут" убираю, оставляю здесь двух милиционеров, которые будут следить за порядком, чтобы вы тут не подожгли дом, ребята вы мирные, я смотрю, ничего такого". И уезжает. Идет новый вал прессы. Все газеты, телеканалы вваливаются в этот особняк. Пресса час послонялась и ушла. Началась мертвая зона. Вечер в Одессе. Стали подумывать, что дальше делать. Еды особой нет, кроме винограда, которым там все заплетено, денег тоже, все в лагере, 40 км. В итоге все решили, что медиаэффект есть и блокада вечером была снята.

И все же "повинтили" и судили Хранителей в Одессе совсем по другому поводу. Там небыло 93-го года, поэтому остались горсоветы. После осады особняка приходят Хранители Радуги к горсовету Одессы, вбивают клинья прямо между тротуарных плиток, палатку ставят, все в лозунгах. Выходит мэр:
-Вы что?
-Мы - то. Мы блокировали стройку, захватывали особняк, теперь мы у вас, будем заниматься агитацией, будем разговаривать с народом.
-У вас нет санкции на пикет.
-А это не пикет.
-У вас нет санкции на митинг.
-А это не митинг. Это агитационная палатка.
-Ну ладно, ..., сейчас вам будет палатка...
Он уходит, приезжает ОМОН, выдергивает всех сидящих на земле вместе с этой палаткой, грузят в "упаковки", сутки маринуют в участке, некоторых, бьют. И вот, 60 человек, судебный процесс. Половина из подсудимых - россияне. "Мы на территории другого государства, без консула мы судиться не будем", никто ничего не подписывает. Всех собирают в конференц-зале, где, видимо, проходит смотр милицейской самодеятельности.
-Мы курить хотим.
-Нельзя курить.
-А вы знаете, что по такой-то конвенции это приравнивается к пыткам. Обвиняемых в зале гораздо больше, чем конвоя. Можно было переходить к захвату, вроде как никого не арестовывали, а просто экологи захватили отделение милиции.

В итоге небольшие штрафы. Судья печально спросил после процеса: "И что же вы, вот так сейчас, опять вернетесь в свой лагерь и будете дальше...". И бывшие еще пять минут назад подсудимыми тоже, печально так отвечают: "Да, как только вы сейчас нас отпустите, мы прям туда едем и опять, все по новой...".
Все эти полтора месяца терминал не строили.

"Хранители Радуги" vs "Элементы"

И все же нельзя удержаться от того, чтобы на последок еще раз не отметить некоторую идеолологическую беспомощность этого движения. Газету Хранители Радуги издавала Ольга Мирясова, одна из активисток, математик по образованию. У неё были очень интимные отношения с лидером "Фиолетового Интернационала" Алексеем Цветковым, почти переросшие в замужество. Но не переросшие. И вот однажды, пользуясь приемуществами интимных отношений, она решила послужить на благо газеты. "Цветков, я понимаю что у нас газета скучная, у нас нет имиджа, мы существуем из года в год и ничего не меняется. А я хочу, чтобы все было интересно и круто. Ты и твой Фиолетовый Интернационал, сделайте мне нормальный текст, а то у нас какой то сплошной "софт". В общем пригласила Цветкова на роль имиджмейкера газеты. Тут надо представлять себе, что есть их газета, и не смотря на "Третий Путь" они паталогические антифашисты, против баркашовщины, против Дугина, хотя очень смутно себе представляют, что это такое. Абсолютно ни о чём не задумываясь в серьёз, они заимствуют у Букчина американский стандарт, слово в слово, запятую в запятую. И это всё. А между тем, в тот период Цветков уже начал сотрудничество с НБП и дальнейший разговор выглядил примерно следующим образом:
-Дай мне какой-нибудь текст - говорит Ольга Мирясова - только про экологию, который мы сами не можем сделать.
-Я дам тебе текст из журнала "Элементы".
-А журнал "Элементы", это же Дугин издает?
-Ну... Дугин печатается там.
-А Элементы, это фашистский журнал?
-Нет, это экологический журнал. Элементы переводится как Стихии.
Она математик по образованию, програмист, биолог, но не идеолог. Цветков взял статью Натальи Мелентьевой - "Великий отказ Герта Бергфлета", нарезал её нужным образом, вырезал всё, что касается солнечной энергии, оставил антиэкономику, технократию и отдал в газету. Поставил внизу подпись - Н. Мелентьева, по материалам журнала Элементы.

И вот все это выходит в газете "Хранители Радуги", с цветковскими картинками, которые он специально подобрал для газеты. Ольга Мирясова, довольная, нет сил, приносит газету в клуб имени Джери Рубена, где располагается штаб квартира Хранителей, и где её с нетерпением уже ожидают товарищи по борьбе. "О-о-о, новая газета, отлично! Про наши акции написано, нормально. Да, Герт Бергфлет, не знаем, хороший наверное человек... А статья какая, супер. Кто, Цветков дал? Вот мы думали Цветков с Лимоновым дружит, а он, смотри, какую замечательную статью дал". И тут они доходят до подписи. Для них Элементы - это что-то на уровне Маин Кампф, РНЕ, Баркашов, Васильев и "Память" в одном лице.
-Б..., Оля, ты что, ..., мы боремся с этим!!!
-А мне Цветков сказал, что это не фашистский журнал.
-А сама ты не могла отличить?
-А вы мне обьясните, что здесь фашистского, отличная статья, я не понимаю, чем она отличается...
Пока они читали эту статью, говорили, да, статья супер, надо сделать ее нашим идеологическим манифестом, было всё нормально. Если бы не подпись. И они решают посадить всех своих панков, анархистов и из 1000 экземпляров вычеркнуть слово "Элементы". Они говорят об этом месяц, в итоге забывают и никто ничего не вычеркивает.

"Всякое насилие над природой обращается против насильника, так как при этом высвобождаются энергии разрушения, которые не могут более быть укращены. В такой ситуации дело доходит до всеобщего восстания природы, до могущественного бунта Земли против зловещего беспредела человеческого произвола, которому все кажется возможным". ( Герд Бергфлет. ж-л Элементы, газета Хранители Радуги). Но все же это не анархо-экологизм. Вот Мирей Букчин, что бы он не написал - это анархо-экологизм, потому что он анархо-экологист. Андрей Горц, Сергей Фомичев - это тоже анархо-экологисты. А остальные нет. Понятно, что они не в состоянии отличить национал-большевизм от анархо-экологизма, если их никто не предупредит зарание. Да, наверное они и не должны этого уметь, движение продолжает существовать и по сей день, экологические лагеря продолжают проводится, и прошедшее лето не стало исключением.
Борьба продолжается.

Валерий Строев

 

Rambler's Top100

Error: Incorrect password!
Error: Incorrect password!
Error: Incorrect password!